Сценарий посвящённый ко дню рождения Блока

Ведущий. Есть имена, которые, прозвучав однажды, остаются в нашей памяти навсегда. Они связаны с тем прекрасным, возвышенным, таинственным и вечным, которым наполнена наша душа. Одно из таких имён – Александр Блок.

Ведущая:

Из тьмы веков светлеющие лики…

Как много их, несущих явь и свет,

Как много их, прекрасных и великих,

Оставивших в душе глубокий след.

Их имена переживут столетья,

Их жизнь для нас – таинственный урок.

Поэтам суждено уйти в бессмертье.

Итак, знакомьтесь: Александр Блок

Ведущий: Александр Александрович Блок родился 16 (28) ноября 1880 года в Петербурге.

Отец Блока, Александр Львович, был юристом, профессором права Варшавского университета.

Мать Блока, Александра Андреевна, урождённая Бекетова, была переводчицей. Дед Александра Блока со стороны матери – А.Н. Бекетов, ректор Петербургского университета.

Родители Александра Блока разошлись ещё до рождения сына, и Александра Андреевна переехала в родительский дом. Здесь, в кругу старой русской интеллигенции, и прошли ранние детские годы будущего поэта.

Ведущая: Писать стихи Александр Блок начинает в пятилетнем возрасте. («”Сочинять” я стал чуть ли не с пяти лет», — напишет сам поэт в «Автобиографии».) Позже он пробует свой литературный талант в самых разных жанрах, от пародии до перевода.

1-й чтец:

Высоко с темнотой сливается стена,

Там — светлое окно и светлое молчанье.

Ни звука у дверей, и лестница темна,

И бродит по углам знакомое дрожанье,

В дверях дрожащий свет и сумерки вокруг.

И суета и шум на улице безмерней.

Молчу и жду тебя, мой бедный, поздний друг,

Последняя мечта моей души вечерней.

Ведущий: 1889 год – Александра Андреевна выходит замуж за гвардейского офицера. Свою фамилию она меняет на Кублицкую-Пиоттух, но сыну оставляет прежнюю. Семья поселяется на окраине Петербурга в Гренадерских казармах.

Этот же год – Александр Блок отдан в Введенскую гимназию и учится там до 1898 года.

1897 год – первая любовь. На немецком курорте Бад-Наугейм Блок знакомится с Ксенией Михайловной Садовской и посвящает ей ряд стихотворений. Позже он включает эти произведения в свои сборники «Ante Lucem» («Перед светом», «Перед рассветом»), «За гранью прошлых дней» и в цикл «Через двенадцать лет». Роман с Садовской длится несколько лет.

2-й чтец

Ты, может быть, не хочешь угадать,

Как нежно я люблю Тебя, мой гений?

Никто, никто не может так страдать,

Никто из наших робких поколений.

Моя любовь горит огнём порой,

Порой блестит, как звёздочка ночная,

Но вечно пламень вечный и живой

Дрожит в душе, на миг не угасая.

О, страсти нет! Но тайные мечты

Для сердца нежного порой бывают сладки,

Когда хочу я быть везде, где Ты,

И целовать Твоей одежды складки.

Мечтаю я, чтоб ни одна душа

Не видела Твоей души нетленной,

И я лишь, смертный, знал, как хороша

Одна она, во всей, во всей вселенной.

21 сентября 1898

Ведущая: 1898 год – окончив гимназию, Блок поступает на юридический факультет Петербургского университета. Тогда же, в 17 лет, Александр Блок приступает, по его собственному выражению, к «серьёзному писанию». Во время учёбы в университете Блок серьёзно увлекается театром и даже серьёзно задумывается над актёрской карьерой, некоторое время играет в составе труппы Петербургского драматического кружка.

Этот же год – Блок знакомится с Любовью Дмитриевной Менделеевой, дочерью знаменитого учёного Д.И. Менделеева. Она производит на него огромное впечатление. В августе 1903 года – Александр Блок женится на Менделеевой.

Ученица в образе Л.Д.Менделеевой:

О день, роковой для Блока и для меня! Как был он прост и ясен! Жаркий, солнечный, июньский день. До Петрова дня ещё далеко, травы стоят ещё не кошенные, благоухают. После обеда, который в деревне кончался у нас около двух часов, поднялась я в свою комнату на втором этаже и только что собралась сесть за письмо — слышу: рысь верховой лошади, кто-то остановился у ворот, открыл калитку, заводит лошадь и спрашивает у кухни, дома ли Анна Ивановна? Из моего окна ворот и этой части дома не видно; прямо под окном пологая, зелёная железная крыша нижней террасы, справа — разросшийся куст сирени загораживает и ворота, и двор. Уже зная, подсознательно, что это «Саша Бекетов», как говорила мама, рассказывая о своих визитах в Шахматово, я подхожу к окну. Меж листьев сирени мелькает белый конь, которого уводят на конюшню, да невидимо внизу звенят по каменному полу террасы быстрые, твёрдые, решительные шаги. Сердце бьётся тяжело и глухо. Предчувствие? Или что? Но эти удары сердца я слышу и сейчас и слышу звонкий шаг входившего в мою жизнь. Вижу, что он одет в городской тёмный костюм, на голове мягкая шляпа. Тщательно выбритое лицо придавало человеку в то время «актёрский» вид. Блок и держал себя в то время очень «под актёра», говорил не скоро и отчётливо, аффектированно курил, смотрел на нас как-то свысока, откидывая голову, опуская веки. Первый и единственный за эти годы мой более смелый шаг навстречу Блоку был в вечер представления «Гамлета»14. Мы были уже в костюмах Гамлета и Офелии, в гриме. Я чувствовала себя смелее. Венок, сноп полевых цветов, распущенный напоказ всем плащ золотых волос, падающих ниже колен… Блок в чёрном берете, колете, со шпагой. Мы сидели за кулисами в полутайне, пока готовили сцену. Помост обрывался. Блок сидел на нем, как на скамье, у моих ног, потому что табурет мой стоял выше, на самом помосте.

Мы говорили о чем-то более личном, чем всегда, а главное, жуткое — я не бежала, я смотрела в глаза, мы были вместе, мы были ближе, чем слова разговора.

Этот, может быть, десятиминутный разговор и был нашим «романом» первых лет встречи. Перед природой, перед ее жизнью и участием в судьбах мы с Блоком, как оказалось потом, дышали одним дыханием. Эта голубая «звезда полночная» сказала все, что не было сказано. Пускай «ответ немел», — «дитя Офелия» и не умела сказать ничего о том, что просияло мгновенно и перед взором и в сердцах.

Даже руки наши не встретились и смотрели мы прямо перед собой. И было нам шестнадцать и семнадцать лет.

Ведущий: в конце 1904 года выходит первая книга Александра Блока — «Стихи о прекрасной Даме». Надо сказать, что образ Прекрасной Дамы – это олицетворённый образ Вечной Женственности, которой поклонялся романтически настроенный поэт. Свою любовь к Любови Дмитриевне (прототипу Прекрасной Дамы) Блок воспринимает как «возвышенный мистический роман».

3-й чтец:

SERVUS — REGINAE *

Не призывай. И без призыва

Приду во храм.

Склонюсь главою молчаливо

К твоим ногам,

И буду слушать приказанья

И робко ждать.

Ловить мгновенные свиданья

И вновь желать.

Твоих страстей повержен силой,

Под игом слаб.

Порой — слуга; порою — милый;

И вечно— раб.

14 октября 1899

* Слуга — царице (лат.).

Ведущая:

В 1909 году Блок путешествует по Италии и Германии. Написан цикл «Итальянские стихи». По утверждению критиков, этот цикл – лучшее, что написано об Италии в русской поэзии.

Звучит «Сердце красавицы» (из оперы Джузеппе Верди «Риголетто»).

4-й чтец:

Девушка из Spoleto

Строен твой стан, как церковные свечи.

Взор твой — мечами пронзающий взор.

Дева, не жду ослепительной встречи —

Дай, как монаху, взойти на костёр!

Счастья не требую. Ласки не надо.

Лаской ли грубой тебя оскорблю?

Лишь, как художник, смотрю за ограду,

Где ты срываешь цветы,- и люблю!

Мимо, все мимо — ты ветром гонима —

Солнцем палима — Мария! Позволь

Взору — прозреть над тобой херувима,

Сердцу — изведать сладчайшую боль!

Тихо я в тёмные кудри вплетаю

Тайных стихов драгоценный алмаз.

Жадно влюблённое сердце бросаю

В тёмный источник сияющих глаз.

3 июня 1909

Ведущий:

В 1911 году состоялось путешествие по Старому свету. Поэт посетил Францию, Бельгию, Голландию, Германию.1913 год – снова путешествие в Европу. На этот раз Блок побывал во Франции и на Бискайском побережье Атлантики. В этом же году публикуется драма «Роза и крест»

В 1914 году Блок пишет и выпускает циклы стихотворений «Кармен» и «Арфы и скрипки». Оба цикла посвящены певице Л. А. Дельмас.

Ведущая:

Октябрь 1917 года – Революция. Блок принимает её с надеждой и оптимизмом, он ждёт от большевиков исполнения всех их обещаний. Но действия новой власти не оправдывают ожиданий поэта. Постепенно приходит разочарование новым режимом, которое усиливается год от года и на фоне голодной жизни в Петрограде приводит поэта к депрессии и болезни. В 1918 году Блок пишет статью «Интеллигенция и Революция». Призывы «…слушайте Революцию!» соседствуют в ней с попытками оправдать уже возникшие у новой власти проблемы и словами «Горе тем, кто думает найти в революции исполнение только своих мечтаний, как бы высоки и благородны они ни были… она жестоко обманывает многих…».

В Этом же году Блок пишет поэму «Двенадцать». Спустя два года, в «Записке о “Двенадцати”», он укажет, что в этом произведении «…в последний раз отдался стихии не менее слепо, чем в январе 1907…».

Ученик в образе А.Блока:

«Россия гибнет», «России больше нет», «вечная память России» — слышу я вокруг себя.

Но передо мной — Россия: та, которую видели в устрашающих и пророческих снах наши великие писатели; тот Петербург, который видел Достоевский; та Россия, которую Гоголь назвал несущейся тройкой.

Россия — буря. Демократия приходит «опоясанная бурей», говорит Карлейль.

России суждено пережить муки, унижения, разделения; но она выйдет из этих унижений новой и — по-новому — великой.

К чему загораживать душевностью пути к духовности? Прекрасное и без того трудно.

А дух есть музыка. Демон некогда повелел Сократу слушаться духа музыки.

Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте Революцию.

5-й чтец:

Не слышно шуму городского,

Над невской башней тишина,

И больше нет городового —

Гуляй, ребята, без вина!

Стоит буржуй на перекрёстке

И в воротник упрятал нос.

А рядом жмётся шерстью жёсткой

Поджавший хвост паршивый пёс.

Стоит буржуй, как пёс голодный,

Стоит безмолвный, как вопрос.

И старый мир, как пёс безродный,

Стоит за ним, поджавши хвост.

Ведущая: Каким же был настоящий Блок? Предоставим слово К.И. Чуковскому.

Ученик в образе К.И. Чуковского:

Блок был последний поэт-дворянин, последний из русских поэтов, кто мог бы украсить свой дом портретами дедов и прадедов.

Барские навыки его стародворянской семьи были облагорожены её высокой культурностью. Из поколения в поколения семья эта служила наукам, но самая преемственность духовной культуры была в ту пору привилегией дворянских семейств — таких, как Аксаковы, Бекетовы, Майковы.

И обличье у него было барское: чинный, истовый, немного надменный. Даже в последние годы — без воротника и в картузе — он казался переодетым патрицием. Произношение слов у него было старинное, книжное: он говорил, например, не „на балу”, а „на бале”. Я помню ту ночь, перед самой зарёй, когда он впервые прочитал „Незнакомку”. Читал он её на крыше знаменитой башни Вячеслава Иванова, поэта-символиста, у которого каждую среду собирался для всенощного бдения весь артистический Петербург. Из башни был выход на пологую крышу, и в белую петербургскую ночь мы, художники, поэты, артисты, опьянённые стихами и вином — а стихами опьянялись тогда, как вином, — вышли под белесое небо, и Блок, медлительный, внешне спокойный, молодой, загорелый взобрался на большую железную раму, соединявшую провода телефонов, и по нашей неотступной мольбе уже в третий, в четвёртый раз прочитал эту бессмертную балладу своим сдержанным, глухим, монотонным, безвольным, трагическим голосом. И мы, впитывая в себя её гениальную звукопись, уже заранее страдали, что сейчас её очарование кончится, а нам хотелось, чтобы оно длилось часами, и вдруг, едва только произнёс он последнее слово, из Таврического сада, который был тут же, внизу, какой-то воздушной волной донеслось до нас многоголосое соловьиное пение. И теперь всякий раз, когда, перелистывая сборники Блока, я встречаю там стихи о Незнакомке, мне видится: квадратная железная рама на фоне петербургского белесого неба, стоящий на её перекладине молодой, загорелый, счастливый своим вдохновением поэт и эта внезапная волна соловьиного пения, в котором было столько родного ему.

6-й чтец:

По вечерам над ресторанами

Горячий воздух дик и глух,

И правит окриками пьяными

Весенний и тлетворный дух.

Вдали, над пылью переулочной,

Над скукой загородных дач,

Чуть золотится крендель булочной,

И раздаётся детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,

Заламывая котелки,

Среди канав гуляют с дамами

Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины

И раздаётся женский визг,

А в небе, ко всему приученный,

Бессмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный

В моем стакане отражён

И влагой терпкой и таинственной

Как я, смирен и оглушён.

А рядом у соседних столиков

Лакеи сонные торчат,

И пьяницы с глазами кроликов

«In vino veritas!» кричат.

И каждый вечер, в час назначенный

(Иль это только снится мне?),

Девичий стан, шелками схваченный,

В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,

Всегда без спутников, одна,

Дыша духами и туманами,

Она садится у окна.

И веют древними поверьями

Её упругие шелка,

И шляпа с траурными перьями,

И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,

Смотрю за тёмную вуаль,

И вижу берег очарованный

И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,

Мне чьё-то солнце вручено,

И все души моей излучины

Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склонённые

В моем качаются мозгу,

И очи синие бездонные

Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,

И ключ поручен только мне!

Ты право, пьяное чудовище!

Я знаю: истина в вине.

Ведущий:

Последние выступления Александра Блока в Петрограде и в Москве состоялись в 1921 году. Он произнёс речь, посвящённую пушкинской годовщине («О назначении поэта»), читал свои стихи.

Звучит запись голоса А. Блока: «В ресторане» (Аудиокнига. Сборник. Голоса, зазвучавшие вновь. Записи 1908-1950 годов)

Ведущая:

7 августа 1921 года Александр Александрович Блок умирает в Петрограде. В 1944 году прах поэта перенесён со Смоленского на Волково кладбище.

Ведущий:

Жизнь — без начала и конца.

Нас всех подстерегает случай.

Над нами — сумрак неминучий,

Иль ясность божьего лица.

Но ты, художник, твёрдо веруй

В начала и концы. Ты знай,

Где стерегут нас ад и рай.

Тебе дано бесстрастной мерой

Измерить все, что видишь ты.

Твой взгляд — да будет твёрд и ясен,

Сотри случайные черты —

И ты увидишь: мир прекрасен.

Благодарим всех за внимание!

Оцените статью
Добавить комментарий